chimes (chimes) wrote,
chimes
chimes

о насилии, ответственности и проживании жизни

Повезло на расстановочной сессии побывать в ролях антагонистов - рожающей женщины и медперсонала, осуществляющего привычное больничное насилие. Это были разные расстановки, но истории очень похожие и набор ролей оба раза тот же самый.



Удивительно было почувствовать, прямо ощутить в себе, как в ситуации ответственность переходит от одного участника к другому.
Действительно, ответственность невозможно отобрать у человека, который её - свою ответственность - принимает. Не "не отдаёт" - "не отдавать" уже предполагает видение себя объектом посягательств, а именно принимает, имеет, ощущает.
Насилие возможно там и только там, где жертва отказалась от своих чувств, от проживания своей жизни со всем, что в ней происходит. Не важно, насколько весомыми были причины, просто это происходит так. Насильник может видеть свою жертву как жертву, только когда она себя вычитает из жизни и совершенно не может увидеть кого-то в этом качестве, когда тот полноценно жив.

Насильник или отбирающий ответственность всегда чувствует себя старшим, жертва - ребёнком, в коротком промежутке времени после встречи - его собственным ребёнком, его собственностью и ресурсом. И причина того, что это происходит между людьми, обычно где-то в далёком прошлом. Это история, в которой природа принуждает взрослого жертвовать ребёнком, а ребёнка - предоставлять себя в жертву, ибо так жизнь имеет намного больше шансов продолжиться. Речь необязательно идёт о смерти (в наше время и в нашей культуре почти никогда), можно есть другого по кусочкам, очень долго, годами, всю жизнь. Можно меняться местами, по очереди играя роль ребёнка-жертвы.

Невзрослось - это готовность предоставлять себя и свой ресурс в условиях дефицита своему родителю или заменяющему его значимому взрослому. "Так как я не могу без родителя (а он без меня может), он вправе принести меня в жертву, целиком или отчасти". Эта жертва - отказ от своей личной жизни во имя жизни вообще, поэтому в ней есть не только тьма, но и любовь. Много любви. Поэтому в насилии присутствует как ужас, так и счастье, наслаждение, покой. Поэтому люди и бегут от насилия, и стремятся к нему. Особенно в ситуации реального дефицита ресурса.
Обладание своей жизнью, своим ресурсом приходит одновременно с принятием полной ответственности за неё. В условиях дефицита ресурса взрослеющие дети не взрослеют, они остаются в тех же отношениях с родителями, но меняются местами.

И ещё наблюдение из той же расстановочной сессии. Фразы субъекта, типа: "Ты никогда не хотела это видеть" не работают. Это фразы того, кого едят, и кто принимает, что его едят. Волшебные фразы, возвращающие жизнь в человека, звучат как: "Я всегда хотела, чтобы ты это увидела". Для того, кто стоит на берегу мёртвых, разница почему-то не заметна. Для того, кто хочет вернуться к жизни, умение различать - очевидное правило жизненной гигиены.

Tags: насилие, полевые заметки, расстановки
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments