chimes (chimes) wrote,
chimes
chimes

Ко сну в предыдущем посте. Самое интересное как раз не сюжет, а ощущения, во время и после.

Вот боги - как это? Это круто. Это не просто ухоженный и стильный вид, не только - для внимательного взгляда - размытость возраста, гендера и прочих человеческих условностей. Это совершенно особенное ощущение от существа. Ощущение недвойственности, правды. Не то, чтобы они не могут врать или сомневаться, могут. Но в любой момент времени, в любом своём действии, будь то даже сомнение или враньё, они способны проживать его сразу целиком. Не расщепляться, не вытеснять, не создавать фантомы. Я только благодаря этому сну смогла почувствовать, как это - действие без создания кармы. И понять, почему они могут слегка завидовать нам, людям. Завидовать, как человек, всю жизнь проживший в достатке, временами завидует бомжу. Не имея, конечно же, и тени чувства о том, как это - остаться совсем без денег и имущества. Божественность делает их души кристально прозрачными для них самих, что само по себе даёт возможность огромного, мало известного нам, наслаждения каждым моментом существования, но также и ощущение простоты по сравнению с вечной человеческой драмой. Им про себя всё главное понятно и видно. В остальном они как мы - каждый со своим темпераментом, уровнем интеллекта, темами.

Ощущение исцелённости сразу после сна - это и об ощущении в теле, и о состоянии ума. Позвонки стоят по-другому. Они потом вернутся в привычные зажимы, потому что там нужные мышцы никогда не были развиты, но какое-то время сразу после сна их что-то держит расправленными. Скорее всего, их держит энергия психики, где поселилось, тоже на время, ощущение базового достоинства. Такого, одновременную естественность и невероятную мощь которого, как и в случае с базовым доверием, не поймёшь кроме как если по жизни его почему-то нет, и вот вдруг стало.

Забавно ещё, что история, больше подходящая для сказочного средневековья в стиле "Трёх орешков для золушки", нарисовалась в реалистичной современности. Например, в последней сцене, Гермес и сын героини промчали на великах, а символами запретных удовольствий выступили кола и сигареты.

И ещё, я до сих пор за тобой скучаю, Гермес. К обеду я вспомнила более интересное человеческое воплощение, чем Лисовский, но потом забыла.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments